Открытка с «послушной» Корсики, где правила Ковида остаются неоспоримыми

Пришла вторая волна — и в Европе Франция пострадала сильнее всех. Эммануэль Макрон объявил на этой неделе, что с 9 вечера до 6 утра будет введен комендантский час в ряде наиболее пострадавших городов по всей стране: Париж, Лилль, Руан, Лион, Сент-Этьен, Тулуза, Гренобль, Монпелье и Марсель должны будут в обозримом будущем отказаться от каких-либо планов по задержанию.

 

Еще 22 951 случай Ковид-19 был подтвержден в среду. «Мы должны действовать. Мы должны затормозить распространение вируса», — сказал Макрон в длинном телевизионном обращении. Впервые с момента объявления о блокировке в марте президент Франции объявил о предстоящих мерах по ограничению общественной жизни Франции. В рамках этого же заявления он объявил, что теперь по всей стране будет также введено в действие правило «шести» в британском стиле.

Тем не менее, в то время как все это происходит на континенте, на Корсике — французском ‘Острове красоты’ в Мед — жизнь, как всегда, чувствует себя довольно расслабленно. Конечно, есть несколько пастиских покровителей, которые отменяют комендантский час в 10 вечера, но, в целом, местные жители с ровной головой приняли меняющиеся условия. Это несколько противоречит стереотипу волевого островитянина.

 

В результате инфекции были и остаются пропорционально низкими. Конечно, помогает то, что постоянное население составляет чуть более 300 000 человек при плотности около 30 человек на квадратный километр (это в четыре раза меньше, чем на материковой части Франции и в 10 раз меньше, чем в Великобритании).

Аккуратное послушание Корсики — особенно во время ее 55-дневной изоляции — также основывается на общеизвестном факте, что на острове всего 28 коек интенсивной терапии. Люди знают, что если число людей увеличится, даже немного, то очень быстро все может стать катастрофой.

 

Нет ничего удивительного в том, что реакция службы здравоохранения — когда у кого-то есть положительный результат теста — быстрая и всесторонняя. Я могу подтвердить это из первых рук: Я навещал отца и бабушку в сентябре, как и каждый год. В день приезда я сдала ПЦР-тест «juste pour être sûr» — и он оказался положительным.

 

Мое подозрение заключается в том, что я поймал его на задании в Швейцарии в дни, предшествующие моему приезду, но кто знает. В течение нескольких часов мне сказали изолироваться и закрыться на семь дней в близлежащем шале. У меня не было никаких симптомов и, к счастью, я не передал его (насколько мне известно). Власти, которые звонили несколько раз, были усердными, но добрыми.

В летние месяцы популяция Корсики превышала миллион человек. Но в этом году, по крайней мере до середины июля, посетителей почти не было. Осознавая, насколько зависима экономика от туризма, правительство быстро приняло меры после блокировки, и в августе снова почувствовало себя как место отдыха.

 

Мой отец рассказывает, что пляжный кемпинг возле его дома был «достаточно занят», хотя на смену регулярным приездам немецких, голландских и итальянских гостей пришел во многом французский, ориентированный на пребывание.

 

Наиболее заметным, однако, было то, как мало они передвигались. Последующая тишина иногда напоминала «одиночество в мире». Конечно, это означало и гораздо меньшее движение транспорта, что для острова без автомагистралей было большой находкой для местных жителей. Перечисляя положительные стороны пандемии, наверху в списке моего отца было: «Не нужно сидеть в пробке три месяца».

Владелец ресторана, расположенного недалеко от того места, где я остановился в Гисоначчиа на восточном побережье, поспешил сказать мне, насколько негативный эффект от того, что я не целуюсь с людьми и не прощаюсь с ними. Мы, менее тактильные британцы, можем забыть, насколько важен этот простой кватидианский поступок. «Здесь, на Корсике, физический контакт с людьми очень важен, и не иметь этого действительно расстраивает — это тяжело психологически», — сказал он.

 

На следующей неделе — праздник Всех Святых, а на Корсике ожидается первый с лета приток посетителей с материка, в частности, возвращающихся студентов. Настроение, как и в некоторых кварталах здесь, заключается в том, что эта демографическая группа гораздо менее осторожна, потому что они чувствуют себя незащищенными от последствий вируса. Конечно же, есть низкая тревога по поводу их приезда.

В действительности, путешествие из Франции на Корсику требует только «заявления под присягой», подтверждающего, что вы свободны от симптомов. Закрывает ли остров свои границы для тех, кто прибыл из горячих точек Ковида — как это сделали уэльсцы — еще предстоит выяснить, хотя это не было бы нежелательным. Пока что маски будут продолжать носить. В Бастии и Аяччо — больших городах на севере и юге соответственно — они даже изношены на открытом воздухе.

 

Так часто пренебрегая парижскими декретами, я нахожу интересным, как реагируют корсиканцы на людей, жалующихся на то, что им приходится прикрываться. Следующая фраза набирает популярность: «Если вы думаете, что маска отнимает у вас свободу, у вас странное представление о том, что такое свобода». Или, как выразился мой отец: «Наденьте маску, будьте милыми и перестаньте стонать».